?

Log in

No account? Create an account
IM

Раймонд Паулс & World of Tanks vs World of Banks

    На днях прочитал, что принадлежащая белорусу Виктору Кислому компания Wargaming, известная многим по игре World of Tanks, выкупит пакет допэмиссии кипрского банка на 45 млн. евро. Банк не прошел стресс-тест ЕЦБ в конце октября и теперь ему необходимо увеличить капитал. Тут, вроде бы, чистые финансы, в которых простой обыватель разбирается как... простой обыватель. Но на самом деле здесь есть о чем поговорить.
    Wargaming стал акционером кипрского банка не от хорошей жизни, не потому, что Виктору Кислому вдруг пришло в голову диверсифицировать свой бизнес или обзавестись своим финансовым инструментом как, например, в свое время это сделал General Elecric. Просто банк, в котором хранились заработанные компанией деньги, пошел ко дну. И единственный способ сохранить хоть какую-то надежду получить свои деньги назад была капитализация своего вклада в акции банка. Так 40 млн. евро наличности превратились в 30-процентную долю кипрского банка. Психологически, конечно, 30-процентная доля в "Рога и копыта" звучит утешительней, чем "вы потеряли 40 млн. евро", но практически ведет к дальнейшим потерям, как уже упомянутые 45 млн. на выкуп допэмиссии.
    К элементарным нормам финансовой гигиены относиться принцип невозвратных издержек (sunk costs). Он означает, что о затратах (потерях) лучше забыть и не учитывать в дальнейшей хозяйственной деятельности. То есть не пользоваться аргументом "Я не могу это бросить потому, что вложил туда кучу денег". Куча вложенных денег не имеет никакого отношения к сегодняшней стоимости принадлежащего вам актива. Эти рассуждения не являются суперсекретными откровениями сумермодного финансового гуру с Уолл-стрит. Тогда почему гордость белорусского IT-сообщества не следует им? Для ответа обратимся к еще одному недавнему случаю.
    Год назад Раймонд Паулс потерял полтора миллиона евро при банкротстве Крайбанка. В том, что банк разорился, нет ничего необычного; то, что кто-то потерял при этом свои сбережения, тоже не редкость. Трудно смириться с тем, что владелец столь крупной денежной суммы не соблюдал элементарного правила инвестора - не хранить все яйца в одной корзине. Даже если бы маэстро просто хранил свои деньги не в одном банке, а распределил поровну в трех, в случае разорения всех трех (что равносильно концу света) он получил бы от государства в виде компенсации 450 тысяч, а не 150, которые он получил после банкротства Крайбанка. И опять здесь нет никакой высшей математики, а простой здравый смысл. Тогда почему сегодня люди с миллионами на счетах так от него далеки?
    Причины могут быть следующие. И Раймонд Паулс, и Виктор Кислый, несмотря на то, что являются представителями абсолютно разных поколений, выходцы из одной системы ценностей. Кислому его молодость компенсируется законсервированностью белорусской ментальности в состоянии позднего совка. Поверте моему опыту общения с белорусскими айтишниками - уровень владения современными технологиями здесь не играет никакой роли. Как типичные представители совка они просто не знают, как обращаться с крупными суммами денег. Миллион и сто далларов для них различаются только количеством нулей. Необходимость сохранения своих накоплений они представляют как огромный банковский сейф с бронированной дверью толщиной в метр. Одурманенные богатством, они забывают о том, что количество нулей не делает их неуязвимыми, скорее наоборот. Большое количество нулей является хорошей приманкой. Неужели Виктор Кислый всерьез думает, что может на равных тягаться с владельцами американских хедж-фондов? Ну тогда я могу за пару дней взломать World of Tanks. Но ведь они общаются с финансистами, которые их обслуживают, скажите вы. Да, общаются. Только вот вопрос: что они из себя представляют? Потому что уже аксиомой стало представление об этой профессии как занятии для нечистых на руку дельцов. Проблемы их клиентов уже давным-давно не их проблемы, а иногда и основной источник их доходов. Общепринятые представления о финансистах находят благодатную почву в схожей для белорусов и латышей крестьянской смекалке, концентрированно выраженной в поговорке " не на***шь - не проживешь". Для стратегии, основанной на регулярном тыренье мешков картошки с колхозного поля, такой принцип, наверное, является оптимальным. Для эффективного управления миллионными состояниями годится не больше, чем навыки управления гужевой повозкой при вождении Феррари.
    В заключение хочу отметить, что главная цель данной статьи состоит в том, чтобы через пару лет иметь возможность написать: "Посмотрите мой материал за 2014 год, я уже тогда это предвидел". Я не смогу ей воспользоваться только в случае, если к моим советам прислушаются.

Comments