?

Log in

GWH

О леди Хаксли и "ядовитой гадине" Милвертоне

Ровно год назад, 25 января 2016 года я начал писать «Иисус Христос и принц датский Гамлет», дожидаясь маму в коридоре амбулаторного отделения Бикерниеки. Обычно бывает трудно собраться с мыслями даже в идеальных условиях, но в тот раз мне оставалось только успевать записывать. Возможно, причиной тому был свежий воздух соснового леса, в котором располагалось отделение.

Сегодня я с интересом перечитываю написанные в тот период эссе с философским уклоном – «Иисус и фарисеи», «Иисус Христос и принц датский Гамлет», «Мартин Лютер и Рене Декарт», «О происхождении нигилизма». И не только для того, чтобы поностальгировать или потешить свой нарциссизм, а чтобы узнать и понять что-то новое. Это звучит странно, но нередко написанное мною служит для меня же источником новых идей, словно это писал кто-то другой. Мысль написанная и мысль прочитанная – две большие разницы, как говорят в Одессе.

Перечитав «Иисус Христос и принц датский Гамлет», пришел к выводу, что в последнем абзаце мысль не раскрыта до конца. Я писал о жертвах шантажа, но не обратил особого внимание на леди Хаксли, убившую Милвертона. Если верить ее словам, она спасает мир от ядовитой гадины. Но ее мужа убил не Милвертон, а информация о ее поступках, предоставленная Милвертоном. Мы так и не знаем, что именно сделала леди Хаксли такого, чтобы информация о содеянном могла убить ее мужа. Довольно щекотливый сюжетный поворот. Если поступок был невинным, то будет трудно поверить, что сэр Хаксли мог умереть, узнав о нем. А если дело серьезное, то будет трудно поверить в благородство ее мотивов. Поэтому она просто мочит Милвертона в соответствии с «революционным правосознанием». Правда, почему-то начинает казаться, что один жулик замочил другого за то, что тот раскрыл его жульничество. Еще больше запутывает ситуацию восторг Холмса по поводу благородства леди Хаксли: «Леди, леди во всем! Какая женщина, какое самообладание, какой здравый смысл!». Единственным объяснением этой путаницы могут быть двойные стандарты, господствовавшие в Британии времен Холмса и Ватсона. Великий сыщик вполне по-сексистски оценивает поступки женщин, используя другую этическую шкалу.

«Но это еще не все.» (с) Современный феминизм, родиной которого является та же Великобритания, несет в себе похожий генетический дефект. Как только возникает угроза разоблачения кого-то из высокопоставленных лиц женского пола, раздаются вопли о ядовитых гадинах, губящих жизни и терзающих сердца, то есть, говоря по-русски, о стукачах. И в связи с этим можно только приветствовать поддержку в Евросоюзе на законодательном уровне так называемых информаторов (whistleblower). То есть, выходит, что сегодня Милвертон - Ассанж конца XIX – начала XX века. А реального Ассанжа "мочат" две современные "леди Хаксли" из Швеции, которые вдруг осознали, какой ядовитой гадиной он был. И нам снова предлагают поверить в благородство их мотивов.

Comments